В.А. Антонов Об одной из проблем владимирского краеведения

Текст статьи опубликован:

Антонов, В.А. Об одной из проблем владимирского краеведения / В.А. Антонов // Владимир именем святым храним! : материалы Пятой городской краеведческой конференции (г. Владимир, 30 июля 2010 г.) / Администрация города Владимира; Совет народных депутатов г. Владимира; Владимирское городское краеведческое общество; Владимирская городская общественная организация пенсионеров и инвалидов (ветеранов войны, труда, Вооружённых Сил и правоохранительных органов). – Владимир, 2011.   С. 66 82.
 

Об одной из проблем владимирского краеведения

 

От ошибок в печатных изданиях никто не застрахован. Легендой стала опечатка на обложке первого тома первого издания всемирно известной ныне Британской энциклопедии – «энциклопудия». Здесь речь пойдет не об обычных опечатках, хотя в последнее время и этим страдают многие издания. Гораздо хуже, когда фактические ошибки в краеведческой литературе тиражируются, многократно повторяются, а издание книг с большим числом таких ошибок становится нормой. Да и трудно порой решить – ошибка в дате события или в инициалах персонажа произошла от заблуждения автора или это банальная опечатка.

Нарастание количества ошибок непременно приводит к изменению качества любого продукта, в нашем случае – основного объёма знаний об определенной местности. Это чревато множеством нежелательных последствий. Организаторы и члены жюри различных краеведческих конкурсов всё чаще замечают, что молодые участники конкурсов даже не подозревают о возможных ошибках в тех печатных изданиях, где они ищут ответы на вопросы. Не зря же говорится: «что написано пером – не вырубишь топором».

Проблема ошибок в краеведческих изданиях заявляет о себе всё чаще и громче. Путеводители из всей литературы стоят на своеобразной вершине как издания, обобщающие труд нескольких поколений краеведов и преподносящие его в простой и увлекательной форме, иногда по-новому взглянув на нечто уже известное. Жанр путеводителя, тем более по такому известному городу, как Владимир, не требует архивных изысканий. Для публикации результатов исследований и краеведческих открытий (со ссылками на источники) предназначены другие издания. Отличать путеводители один от другого может стиль изложения, авторский взгляд на события и факты местной истории, но ни в коем случае не их искажение.

Как раз в таких обобщающих, всеохватных работах, как путеводители, больше заметны и ошибки. Всегда найдется кто-то, знакомый с определенным разделом лучше автора.

Пролистаем страницы нескольких последних путеводителей по Владимиру и области 2007 и 2010 гг.

Митрофанов, А.Г. Городские прогулки. Владимир / А.Г. Митрофанов. М. : Ключ-С, 2007. 224 с. : ил.

Как сказано на рекламной странице, «известный бытописатель» Алексей Геннадьевич Митрофанов выпустил серию исторических путеводителей «Прогулки по старой Москве» и по аналогии с ней начал новую серию «Городские прогулки». Первой книгой серии стал Тамбов, второй – Владимир.

К положительным моментам этого издания можно отнести не только удобный карманный формат и прочный переплет, но и остроумную манеру изложения.

Хорошо владея «пером», автор в собственный рассказ изящно вплетает воспоминания жителей Владимира и посещавших город в разное время путешественников и писателей. Украшают книгу известные многим владимирцам тексты воспоминаний М.В. Косаткина и удачно использованные стихотворения о городе Владимире М.В. Машкова.

Книга довольно хорошо иллюстрирована чёрно-белыми чёткими фотографиями разного времени, часто используется приём показа одного и того же объекта с разницей в сто и более лет.

К сожалению, с аннотацией фотографий, как современных, так и старинных, далеко не всё в порядке, страдают неточностями многие подписи. По моему, это главный недостаток книги. Именно из-за неправильно подписанных или датированных фотографий у читателя часто возникает вопрос: а был ли автор во Владимире при работе над книгой или просто туристом пробежал город за два часа?

Например, вид с запада на древние соборы и Палаты с частной застройкой внизу назван «Козлов вал. 1890-е годы» [С. 27]. Трехэтажное здание 1930-х гг. (Б. Московская ул., д. 9), названо бывшим павильоном фотографа Иодко, 2007 г. [С. 54]. Дом 14 по Б. Московской ул. назван зданием мужской гимназии, 2007 г. [С. 56]. Действительно, по словам JI.C. Богданова в начале XX в. в нём наверху недолгое время размещалась частная гимназия, но подпись-то гласит о другом.

Тщетны будут поиски даже краешка старой аптеки на фотографии, подписанной: Большая Московская ул., д. 24, здание аптеки, 2007 г. [С. 57].

Несколько фотографий явно неправильно датированы, например в 1896 г. просто не могли быть сняты: Успенский собор с памятником А.С. Пушкину 1906 г. на первом плане [С. 98] или реальное училище, построенное в 1908 г. [С. 34-35]. Улыбку вызовет и опечатка в подписи интересного и редкого фото Спасской улицы (1980 г.) [С. 52].

Часть ошибок у автора появилась, по-моему, именно потому, что он не владимирский житель.

 

Только «человек со стороны» может неоднократно назвать «Дмитровским» наш известный собор XII в., да ещё отнести его к времени Андрея Боголюбского [С. 18 (На странице 176. собор назван и Дмитровским, и Дмитриевским, что уже похоже на небрежность)] или наш самый старый кинотеатр назвать «Центральным» [С. 55],

а владельца известного ресторана «Клязьма» Чернецова - «Черенцовым» [С. 66]. Приводя воспоминания Н.П. Кудряковой, автор называет её «владимирская старожилка Н. Кудрявцева» [С. 214]. Не сразу поймешь, что под «тем самым Юрием Мальцевым, жертвователем стекла» подразумевает автор Ю.С. Нечаева-Мальцева [С. 8]. Только «чужак» может считать, что в губернском городе не было больницы до 1914 года и «Красный крест» стал первой владимирской больницей [С. 192].

Не украшают книгу и некоторые другие неточности: «Выслал [Андрей Боголюбский] из России мачеху и сводных братьев» [С. 16]; Мамай на самом деле не был ханом [С. 106]; Владимир Ульянов ещё не был Ленином, когда в 1893 году приезжал во Владимир [С. 219]. Архиепископа Владимирского и Суздальского Алексия, освящавшего больницу Красного Креста, автор именует «отец Алексий». Здесь уместнее «владыка» [С. 194]. Утверждение, что новый вокзал построен на месте старого [С. 216], опровергается хотя бы прилагаемой иллюстрацией, где оба вокзала показаны одновременно (один в стадии строительства).

Иногда невнимательное цитирование источников приводит к смешному: высота деревьев в городских скверах указана в фунтах: «стройная липа (не более 20-30 фунтов), развесистый дуб (40-50 фунтов)»! [С. 175]

Забавно получилось и с памятником в честь 850-летия города [на площади Свободы]. Автор сообщает, что он был открыт в 1860 году, вероятно зная, что городу более 1000 лет. Хотя, может быть просто опечатка? [С. 92]. Ведь не секрет, что памятник открыт в 1960 году.

Для большей занимательности путеводителя автор придумал несколько историй. Например, про улицу Княгининская. По его мнению, улица уникальна именно тем, что она во все советские времена носила такое «крамольное» имя. Но всем владимирцам известно, что многие десятилетия эта улица носила имя Некрасова [С. 182, 186].

Другая история связана с одним из несохранившихся храмов.

Автор почему-то убежден, что неразумные владимирцы «красную церковь Сергия Радонежского выстроили прямо на проезжей части в 1779 году... как некий противовес Золотым воротам» [С. 19]. Он совершенно не учитывает то, что на плане 1715 года Сергиевский монастырь показан в стороне от старой дороги, которую спрямили только при прокладке шоссе в конце 1830-х гг. Затем он переносит храм Сергия Радонежского на современную площадь имени Фрунзе, пишет, что храм иначе называли «Красные ворота», «потому что храм стоял ровно напротив Золотых ворот» [С. 159]. Тут тоже возникает вопрос, а был ли автор во Владимире? И появляются невольные ассоциации уже с той «красной церковью», которая сейчас именно «напротив» Золотых ворот (Троицкая нач. XX в.).

 

Глушкова, В.Г. Земля Владимирская. Природа. История. Экономика. Культура. Достопримечательности. Религиозные центры. / В.Г. Глушкова. М. : Вече, 2010. 384 с. : ил.

В не менее популярной, чем книга А.Г. Митрофанова, серии «Исторический путеводитель» в Москве в 2010 году вышла книга Веры Георгиевны Глушковой «Земля Владимирская». [Илл. 07]

Подробный подзаголовок обещает читателю очень подробное знакомство с нашим краем.

Перечисление наград книгам серии (с 2001 почти ежегодных) настраивает потенциального читателя позитивно, также как должности и звания рецензентов (доктор географических наук, профессор А.И. Алексеев (МГУ им Ломоносова), доктор педагогических наук, профессор E.JI. Плисецкий (Финансовая академия при Правительстве РФ). Список основной литературы составляет 89 наименований, в том числе 11 – самой Глушковой!

Впечатляют послужной список и регалии автора, доктора геогр. наук, профессора, академика, члена-корреспондента и генерального ученого секретаря разных организаций, имеющей множество публикаций, в том числе учебных, по самым разным темам.

Уже самое начало книги, пространное введение преподнесло немало «сюрпризов».

Сейчас очень любят юбилей, особенно юбилеи городов, точной даты основания у которых и нет. Хотя далеко не всякая дата (даже по правилам русского языка!) может считаться юбилейной, автору очень хотелось привести перечень «ближайших юбилеев» наших городов. Она делает это и во Введении, и в Приложении, и в основном тексте, не раз противореча самой себе и документам 1778 г. об образовании Владимирской губернии в составе 14 уездов, во главе которых было 7 городов «старых» и 7 же – «новых». Поэтому у неё городу Александрову то 620 лет, то 230, Юрьеву-Польскому – то 230, то 860, Гороховцу – то 770, то 220! Да тут же ещё и загадочное «поселение Нерль», которому в этом году 845 лет! Так поступить с географическими объектами мог только доктор географических наук! [С. 4-5].

Также ещё во введении, доказывая уникальность, особенность Владимирской земли, автор причисляет к белокаменным памятникам XII – XIII вв. суздальские Архиерейские палаты и монастырские соборы (Покровский и Спасо-Преображенский), хотя всем известно, что это дважды не так – они и не белокаменные, и сооружены намного позднее [С. 10].

Рядом с упоминанием нашей гордости – владимирской вишни грустно видеть напоминание о былой славе владимирских тяжеловозов. Зато улыбку может вызвать фраза «Быстрые и красивые владимирские рысаки также издавна пребывают в почёте» [С. 10].

Первая глава «Знакомимся с Владимирской землёй» начинается на 13 странице, может быть, поэтому здесь множество «ляпов», сделать которые мог только доктор географических наук.

Странно, но к автору-географу оказалось у меня больше претензий именно географического плана (ведь география важный, один из основополагающих разделов краеведения), но и историческая часть часто неточна, например странная дата – «в 1364 г. Владимир и его окружение подчинились Москве, т.е. вошли в состав Московского княжества» [С. 23]. На все ошибки нет возможности обратить здесь внимание.

Прочитав на стр. 13, что «Владимирская область удалена от Москвы на 190 км» и что «Владимирское ополье – это уникальный чернозёмный участок земли размером [всего] 210 кв. км – 30*7 км» (а не на 70, как на самом деле), мне захотелось книгу захлопнуть, но с трудом всё же дочитал. Оказалось, что ошибка с площадью Ополья повторена и на С. 18. Повторов вообще много в этой книге, порой повторяются целые абзацы, иногда в неожиданных местах.

При перечислении «привлекательных светских личностей и иных интересных людей» упоминается Александр Васильевич Суворов, и тут же мы узнаем, что город Лакинск (в черту которого ныне входит село Ундол, связанное с именем великого полководца) переименован в город Суворов в 2008 году [С. 15-16]. Это измышление в книге встречается ещё дважды (С. 148 и С. 372)!

А как Вам такое известие: во Владимире берёт начало исключительно популярный туристический маршрут «Золотое кольцо России»: Владимир – Боголюбово – Юрьев-Польский – Суздаль – Александров? [С. 17]. Интересно, с каких пор маршрут, проходивший по пяти областям России, ограничился Владимирской областью?

На протяжении всей книги неправильно употребляются термины «село» и «деревня» в отношении многих поселений нашего края, а уж географу это совсем непростительно: тем более что бедное Волосово не раз названо то селом, то деревней. А Андреевское, названное на С. 15 селом, на С. 18 – уже город! Также не раз встречающееся Жерехово то село, то деревня. Конечно, в свете новых единиц – муниципальных образований, поселений и т.д. может станет и несущественным это различие, но мы имеем дело с прошлым, и как раз в наших местах село от деревни отличали и отличают не только специалисты.

Здесь же на С. 18. упоминается усадьба 19 в. в Сушнёве с указанием – «создан дом отдыха». Где-то автор даёт самые современные сведения, а где-то довольствуется переписыванием из книги 1970 года сведений, давно устаревших. [Так же с филиалами ВСМЗ]. Вот на картинках есть возможность посмотреть нынешнее состояние «дома отдыха» в Сушнёве.


Автор – специалист по экономической географии – использует множество разнообразных сведений с большим количеством цифр, в целом имеющих важное значение. Скучноватый и быстро устаревающий список экономических показателей оживляет опечатка: «На долю Владимирской области приходится 49 % производства в России кресел-качалок для инвалидов» [С. 27].

Нам интересна, несомненно, глава вторая «Владимир и его пригороды».

И самый интересный вопрос для нас, особенно в эти дни, когда городу Владимиру отмечается 1020 лет, вопрос о дате основания. Как известно, единого мнения на этот счёт нет. Сторонникам более ранней версии очень понравится такая фраза: «В советский период утверждали, что Владимир основал в 1108 году не святой князь Владимир, а другой князь – Владимир Мономах, но работы археологов советского периода доказывали, что в XI в. этот город уже был большим и имел значительное торговое признание». Жаль, не указывает автор источников своей осведомлённости об этих работах [С. 33].

Весьма показательна для авторской манеры изложения исторических событий фраза: «Большинство книг и рассказы экскурсоводов говорят о том, что современники видели в Андрее Боголюбском набожного, благочестивого, нищелюбивого человека» [С. 40]. Такое построение фразы позволяет усомниться в истинном лице князя. Вот на таком, примерно, уровне источников построена основная часть рассказа о древней истории города и здесь нет возможности подробно разбирать этот раздел, где, к тому же, нередки ошибки и в датах, что в путеводителях также нежелательно. Перенесёмся в более близкие к нам времена.

Речь идёт уже о городе конца XIX века: «во Владимире крупных предприятий фактически не было, поскольку губернские власти не разрешали строить в нём фабрики и заводы, чтобы не увеличивать число пролетариата, склонного к участию в революционных беспорядках». Характерное для советского периода объяснение. Жаль, что упомянутые «губернские власти» не оставили в архивах ни одного документа, запрещающего промышленное строительство в губернском городе именно по этой причине [С. 66].

Среди ошибок, которые выдают не владимирских авторов, традиционный Дмитровский собор!!, [С. 68 и С. 119], хотя неоднократно собор назван правильно, Дмитриевским; Никитинская церковь [С. 89], а город Карабаново обозван Кабаново [С. 30].

Башня на Козловом валу у нас – бывшая водонапорная, хотя в Москве такие может быть и водопроводные [С. 82], если верить автору.

Первым среди «многих неординарных россиян», жизнь которых связана с городом Владимиром, указан создатель русского фарфора Дмитрий Иванович Виноградов [С.89]. Что-то никаких сведений о такой связи я не нашёл. Да и сама В.Г. Глушкова в развёрнутой биографической справке об учёном в главе о его родине Суздале [С. 225-226], ни словом не обмолвилась, был ли Д.И. Виноградов во Владимире хоть однажды.

Значительный объём книги занимают биографии известных деятелей, связанных с Владимирским краем, притом особенное внимание уделяется фактам их личной жизни, протекавшей далеко от наших мест (о Герцене, Бальмонте, о Левитане и Софье Кувшинниковой, Суворове). И факты биографий поданы иногда так же, как это бывает в прессе, которую ныне именуют «жёлтой».

Переходим к пригородам. Конечно, ближайший и самый известный – Боголюбово.

«[Боголюбовский] монастырь был закрыт в 1921 году, его последнего настоятеля Афанасия Сахарова арестовали и расстреляли», – пишет автор. [С. 118] Нет, общеизвестно, что отец Афанасий прожил долгую и многотрудную жизнь, умер в 1962 году. [Эту и многие другие ошибки легко можно исправить при обращении к известной всем краеведам Владимирской энциклопедии 2002 г. издания].

Путеводитель хорошо иллюстрирован, но насколько оправдано такое размещение подписи прямо на иллюстрации, как на цветной вклейке о Боголюбове?

На С. 120. (и в содержании на С. 380) покоробит любого владимирца «историческая местность Сунгур, овраг Сунгур». Разве можно так изуродовать название всемирно известного памятника?

Здесь же продолжается рассказ о расположенном поблизости от палеолитической стоянки Сунгирь древнем Городище (именно так, с Прописной буквы), которое «было одним из важных звеньев в системе укрепления левобережья р. Клязьмы» в XII в. [С. 120]. И сразу же сообщается, что в посёлке Городище «пребывает в храме во имя великомученика Пантелеймона» мироточивая икона Богоматери «Неупиваемая чаша», «к которой растёт поток паломников». После подробного рассказа, от каких пагубных страстей исцеляет молящихся обращение к этой иконе, у читателей появляется желание её лицезреть. Уже неоднократно владимирские экскурсоводы были поставлены в тупик вопросом московских туристов (знакомых с книгой Глушковой, ведь пять тысяч тираж!): «Почему, знакомясь с памятниками Боголюбова и церковью Покрова на Нерли, они не видели храм Пантелеймона с такой полезной иконой?» А дело-то в том, что автор-географ, своеобразно трактуя термин «пригороды», включила в пригороды Владимира поселок Городище, расположенный в Петушинском районе на границе с Московской областью, почти в 100 км от Владимира, и поместила текст о нём рядом с текстом о древнерусском Сунгирёвском городище. Это плохая услуга путешествующим.

Не лучше получилось у автора и с загадочным селом Пятница, о котором повествует буквально следующий абзац. В Пятницком храме этого села «почивают святые мощи священноисповедника Петра Великодворского (умер в 1972 году)» [С. 121]. Очень немногие жители Владимира, в пригороде которого якобы находится село, о нём слышали. Даже секретный город Радужный на картах сейчас можно найти, а такого села нет в нашей области! И все «советские» годы не было! Пришлось немало поломать голову, пока на карте Рязанской губернии сер. XIX в. не нашлось такое село! При перекройке границ губерний в первые годы советской власти село оказалось на территории Владимирской губернии, но уже с именем Великодворье, и во всех списках населенных мест (1926, 1933, 1955, 1966, 1974, 1981, 1986 и 2007) именовалось только так. Оно и ныне располагается недалеко от поселка Великодворский, почти на границе с Рязанской областью. Только географ может знать, почему она его включила в пригороды Владимира и не указала современное название.

Автор придерживается в своей книге структуры одного из давних наших путеводителей – «По земле Владимирской», вышедшего в Ярославле двумя изданиями в 1967 и 1970 гг. [В списке литературы (С. 361) ссылка на второе издание 1970 г., исправленное и дополненное, правда составитель книги Н.И. Демьянов ошибочно назван её автором]. Некоторые разделы этого издания целиком включены в новую книгу, разумеется с исключением (в духе нынешнего времени) рассказа о достижениях социализма, и включением рассказа о многочисленных православных святынях. При этом переписывании перекочевали в новую книгу и старые ошибки «исправленного» издания. Особенно это заметно в рассказе о селе Жерехово (названном тут деревней) и деревне Орехово [С. 122].

Об известном русском ученом Н.Е Жуковском лестно краеведам узнать, что большинство его работ написано в Орехове, но ведь неправда это, в Москве он работал, там почти всё и написал. И далеко же разбросала автор остатки усадьбы князя Оболенского, на два десятка километров: в окрестности деревень Волосово, Ягодное, Рыжково и около деревни Жерехово! Любознательному читателю остается гадать – то же самое Волосово это, что и в предыдущем абзаце село с монастырем, или другое? А на самом деле вся усадьба князей Оболенских разместилась только около села Жерехово! В переписанную из старой книжки цитату автор добавила немножко своего: «Сохранилось предание, что дворец, несколько напоминавший по форме гробницу с поставленными по краям огромными сводами, князь построил для своей опальной жены». Посмотрите на картинки. Вот эти башни автор назвала «сводами». В оригинале было – свечами!

Ещё пример ошибки, перекочевавшей из старой книги: «Недалеко от Андреевского находится село Ундол... Впервые... упоминается в "Отписке яро- славцев к волжанам в 1611 году..."» [С. 139]. И поскольку село Ундол давно часть города Лакинска, путешественники напрасно будут искать на шоссе указатель «Ундол». А кто же эти загадочные «волжане», особенно рядом с яро- славцами? Обращение к первоисточнику разъясняет: «вологжанам» там написано, то есть жителям Вологды! Рядом смешная опечатка [С. 140]: в 2011 году возраст Ундола составил не менее 400 лет. А 2011 год еще и не наступил!

Здесь же [С. 140] и самая известная, пожалуй, «кочующая ошибка» владимирского краеведения, переписанная разными авторами из доступного всем путеводителя 1967 года не менее 10 раз, о получении села Ундола полководцем А.В. Суворовым по наследству после смерти отца в 1775 г. Теперь ещё чаще московские гиды будут втолковывать эту ошибку всем туристам, проезжающим через Лакинск во Владимир и Суздаль, ведь из пятитысячного тиража книги значительная часть уже распродана в Москве. В путеводителе «По земле Владимирской» (1967 и 1970 гг.), использованном автором, эти сведения появились вслед за книгой Н.С. Горской и Г.Б. Шлионского «Владимир и его окрестности» (Владимир, 1959. С. 148-151). А эти авторы взяли её у Н. Рыбкина [Рыбкин Н. Генералиссимус Суворов: Жизнь его в своих вотчинах и хозяйственная деятельность: По вновь открытым источникам за 1783 и 1787 гг. и местным преданиям его вотчин. М., 1874. С. 18], не обратив внимание на подзаголовок: «по местным преданиям...». Точные сведения имеются в материале «Владения генерал-аншефа А. В. Суворова в пределах Владимирской губернии», опубликованном в «Трудах» ВУАК. Владимир, 1900. Кн. II. Раздел «Хроника». С. 21, но эту публикацию, подтвержденную впоследствии и архивными поисками [Антонов В.А. Село Ундол и его владельцы в 17-19 веках // Материалы обл. краевед, конф. «История населенных мест Владимирской области» (19 апреля 2002 г.). Владимир, 2003. С. 49-59 + схема], большинство пишущих о крае игнорирует, и совершенно напрасно. А.В. Суворов приобрёл часть села Ундол у Т.А. Бутурлиной в 1776 году, отцу же его в Ундоле ничего и никогда не принадлежало.

Рассказ о пригородах Владимира завершается желтыми страницами об А.В. Суворове и ещё одним повторением измышления, что «рядом с Ундолом находится город Лакинск, переименован недавно в Суворов, где в современный период была построена текстильная фабрика». Комментарии излишни.

Продолжает книгу путешествие по Суздалю, которому посвящена отдельная глава, также занимательно изложенная и с множеством неточностей. Обратим внимание на самые значительные. Как говорилось ранее, автор уже отличилась своими вариантами дат основания городов Гороховца и Юрьева- Польского. Насчет Суздаля у неё тоже своё мнение [С. 157]: 1024 год – первое упоминание о поселении Суздаль, 1096 год – Суздаль – город-крепость. А как

же быть с упоминанием укрепления Суздаля валами Ярославом Мудрым именно в 1024 году?

Годом битвы под Суздалем, с которой, по словам автора, «начались крупные беды и неприятности в жизни московского князя Василия II» [С. 172] всё-таки был год 1445, а не 1444. Загадочно выглядят здесь и условия для «формирования сложных, обременительных отношений с основным (1437) Казанским ханством». Поскольку никакого «дополнительного» Казанского ханства не было, вероятно речь идет об основании ханства, но дата 1437 год остаётся до сих пор весьма спорной даже среди казанских историков.

Нередки случаи, когда из-за сходных названий путают авторы русские города Новгород и Нижний Новгород. Но каково это видеть в творении доктора географических наук? В рассказе о декабристе Фёдоре Петровиче Шаховском повествуется, что, женившись, он поселился в имении Ореховец под Нижним Новгородом. Но почему вдруг он снижает оброк своим крепостным в новгородском имении и в декабре 1825 года является к новгородскому губернатору [С. 191], а не нижегородскому?

Ошибки с «перекрещиванием» персонажей в этом путеводителе, к счастью, не часты, но досадно, что одного из самых известных уроженцев Суздаля – А.К. Гастева автор перекрестила из Капитоновича в Константиновича [С. 228] (так, конечно, проще).

Жителям Владимира смешно читать, что село Сновицы находится недалеко от Суздаля, а не от Владимира [С. 230] (от Владимира 3 км, от Суздаля – все 30). И совсем загадочным выглядит «подъёмное» телевидение, в создании которого принимал участие уроженец Сновиц П.В. Шмаков [С. 231].

Последняя глава книги посвящена малым и средним городам и довольно значительна по объёму, занимает примерно одну треть книги.

Несколько ошибок снова выдают не владимирское авторство: под цветной иллюстрацией во второй вклейке вместо «Гороховец» написано «Городец», родина Ильи Муромца несколько раз названа «село Карачаево» [342-346], хотя в содержании правильно – Карачарово!

Автор почему-то упорно придерживается своей датировки присвоения городского статуса Юрьеву-Польскому – 1778 г. [С. 285] и Гороховцу – 1787 г. [С. 311].

Наряду с новейшими сведениями о церковных деятелях и святынях она также настойчиво утверждает, что музеи Коврова и Гороховца – филиалы ВСМЗ [С. 298, 312], хотя они самостоятельны уже более 20 лег.

Только непростительной небрежностью автора, редактора и корректора можно объяснить появление в книге 1975 года как даты гибели Ю.А. Гагарина и B.C. Серёгина, ведь буквально через две строки (!) указаны верные даты жизни первого космонавта – 1934-1968 (С. 281).

Странно выглядит фраза о городе Коврове: «Его главными градообразующими предприятиями стали заводы... и фабрики» и перечисляется семь предприятий от экскаваторного завода до швейной фабрики. [С. 297-298]. Может ли такое быть, так ли понимается термин «градообразующие»???

Если на С. 297 город Ковров назван вторым после Владимира промышленным центром во Владимирской области, это вопросов не вызовет, но вопросы обязательно появятся, когда читатель дойдет до С. 318. Здесь указано, что вторым (после Владимира) по хозяйственно-экономическому значению во Владимирской области является город Муром. А на С. 324 Муром назван вторым (после Владимира) по промышленному развитию городом во Владимирской области. Вот какие тонкости в экономических показателях знают учёные- географы! Но в путеводителе такие тонкости нуждаются в объяснении.

Остановилось моё внимание и на такой странной фразе: «Самым известным жителем Коврова остаётся С.К. Никитин (1926-1973)» [С. 298]. А как бы москвичи отнеслись к аналогичному пассажу: «Самым известным жителем Москвы остаётся В.И. Ульянов (Ленин) (1870-1924)?».

Если уж автору очень хотелось рассказать о Флорищевой пустыни бывшего Гороховецкого уезда, то нужно было указать, что давным-давно это территория не владимирская, ныне – Нижегородской области [С. 315].

Что-то не нашлись в генеалогических справочниках ни князья Черемисиновы, ни князья Грязевы, титулованные так автором [С. 185, 317].

Только географу ведомо, почему город Судогда вдруг оказался всего в 6 км от города Коврова [С. 317]?

Улыбнёмся вместе над фразой о Муроме [С. 323]: «В XVI-XVIII вв. Муром жил относительно спокойно, хотя недруги временами омрачали его тихую жизнь, неспешно в нём вели строительство, прежде всего – храмов и монастырских комплексов»!

Неясно, почему в том же Муроме тракторное машиностроение занималось производством тепловозов и электровозов, вероятно, оно должно всё-таки именоваться транспортным? [С. 324].

Конечно, интересно узнать про деревянный водопровод, построенный в Муроме в 1864 году, который действовал почти сто лет [С. 326]. Только вот почему через два года несколько сот пудов чугунных труб, оставшихся от прокладки водопровода в Муроме, продали во Владимир?

Очень информативным выглядит пояснение автора для тех, кто уже забыл, что такое СССР. В рассказе об академике И.М. Губкине, который был с 1929 года академиком Академии наук СССР, в скобках даётся пояснение: (страна тех лет). [С. 327].

«Муром славится своими монастырями и храмами, гордится их визуальным совершенством!» [С. 328]. А не сказать ли проще, по-русски – их красотой?

В 1764 г. реформу по упразднению множества русских монастырей провела императрица Екатерина II, а не Елизавета Петровна [С. 333].

Как понять такой пассаж [С. 343]: «Достоверных письменных источников о жизни Ильи Муромца пока не найдено, хотя абсолютно точно доказано, что он – реальная историческая личность»?

Больше всего ошибок и неточностей в рассказе о Гусе-Хрустальном. Автор использовала какой-то очень недостоверный источник [С. 350]. Особенно плохо с именами-отчествами представителей Мальцовской династии и их датами жизни. На 5 строке пропущен год возведения Акима Васильевича Мальцова в дворянское достоинство, далее неправильно указан год его кончины – не 1785, а 1788. Сын его Иван Акимович прожил не 109 лет (1744-1853), а 79, так как родился не в 1744, а в 1774 году. Автор перепутала имя и отчество одного из самых известных представителей династии Мальцовых – назвала Ивана Сергеевича Сергеем Ивановичем, и указала неверные даты его жизни (1810-1893). Должно быть – 1807-1880. И почему-то не вспомнила она Юрия Степановича Нечаева-Мальцова, владельца заводов в 1881-1913 гг., известнейшего мецената.

Завершают книгу приложения, где в таблицах приводятся сведения о великих князьях владимирских, социально-экономических показателях развития России, Центрального Федерального округа и Владимирской области (с указанием на источники сведений) и списки святынь и святых источников Владимирской земли, а также популярные сейчас «Целевые обращения к иконам при нуждах, болезнях, скорбях (без указания на источники сведений). Оставлю всё это без замечаний.

 

Сбитнева, И.С. Владимир. Исторический путеводитель по старому городу. / И.С. Сбитнева. Владимир : Рекламное агентство Петра 4, 2010. 160 с. : ил.

После книг московских авторов я с надеждой взялся за путеводитель местного автора – Инны Станиславовны Сбитневой.

Этим путеводителем ООО «Рекламное агентство Петра 4» решило начать серию недорогих краеведческих изданий. Первый блин, как мы увидим далее, оказался не очень удачным. В книге на 160 страницах оказалось не только множество опечаток, но и ошибок и неточностей не меньше, чем на 384 страницах у В.Г. Глушковой! Да вдобавок в книге такие слабые фотографии, что лучше бы многих из них вообще не было [С. 11, 19, 20, 43, 56, 57].

На своеобразно прошедшей 28 июня 2010 г. «презентации» книги группа краеведов решила объединить и как-то сгруппировать выявленные ошибки, что и было удачно сделано В.Ю. Скорбилиным в статье «Шедевр краеНЕведения» («Призыв», 29 июня 2010 г.).

Поскольку значительная часть моих замечаний по книге И.С. Сбитневой обобщена и остроумно изложена в вышеупомянутой статье, отмечу здесь только некоторые досадные оплошности автора, недопустимые для знатока города. Ведь пишущий о городе, как мы убедились в обзоре двух предыдущих книг, написанных не владимирцами, несомненно должен знать город и имеющуюся литературу по теме. Интересно, что в предисловии выражена благодарность авторам «Владимирской энциклопедии» за их труд, а большинство замеченных мной в путеводителе ошибок как раз можно было бы избежать, если бы заглянул автор на нужные страницы «Владимирской энциклопедии», а не поспешил выпускать в свет своё творение.

Сначала отмечу, что в книге нарушен порядок ссылок на источники, и к ним обращаться бесполезно. Например, на С. 31 слова В.И. Ленина взяты как бы из поучений Серапиона Владимирского!

Год 6498 от сотворения мира никак не будет 994 годом от Р.Х., какой год не бери, хоть мартовский, хоть сентябрьский, хоть ультрамартовский [С. 4].

Почему вдруг автор связала смерть князя Андрея Боголюбского, икону Боголюбивой Богоматери и Владимирский Успенский Княгинин монастырь в 1200 году [С. 6]? Погиб князь раньше, в 1174 году, а икона оказалась в этом монастыре только в конце XX века!

Легенда о жестокой казни убийц князя Андрея Боголюбского (кстати, убитого в 1174 году, а не в 1175, как указано на стр. 10) широко известна, это одно из главных деяний младшего брата князя Андрея князя Михаила Юрьевича, а не князя Всеволода Юрьевича [С. 11].

Беломраморную плиту в Успенском соборе на гробницу, где покоятся останки княгини Агафьи со снохами и внучатами, погибших в соборе в 1238 году, установили в 1874 г. «усердием Владимирской купеческой жены Прасковьи Муравкиной» («Древние гробницы во Владимирском Успенском кафедральном соборе и Успенском Княгинином девическом монастыре и погребеёные в них князья, княгини и святители». Владимир, 1903. С. 4), а не купцов Лосевых [С. 18].

Царь Василий Иванович Шуйский (1552-1612) не был «последним потомком князя Андрея Ярославича» [С. 21]. Младший брат царя Василия князь Иван Иванович Шуйский умер на 26 лет позднее и погребён в Суздальском Рождественском соборе.

Внезапный набег татарского царевича Талыча на Владимир был 3 июля, а не июня 1411 года [С. 25].

Не выдерживает никакой критики утверждение, что храмы зарастают землёй, которую посетители приносят на подошвах [С. 29].

Станция в Антарктиде в честь нашего земляка сначала называлась «Лазарев», а после перенесения на другое место – Новолазаревская. Станции «Лазаревская» там нет и не было [С. 67].

Информация о том, что «напротив, через дорогу, можно увидеть двухэтажный дом... построенный для причта Успенского собора» [С. 118] собьёт с толку любого туриста, смотрящего в рекомендованном путеводителем (!!) направлении и видящего дом трёхэтажный!

На С. 124 повторена ошибка, отмеченная ранее и в книге А.Г. Митрофанова, что новый вокзал построен на месте старого. Новый строился рядом, что ясно видно на иллюстрации.

Значительное количество ошибок сделано в именах и отчествах многих известных деятелей владимирской земли. Особенно «не повезло» губернатору, князю Ивану Михайловичу Долгорукому. Несколько раз буквально рядом с правильным его именованием видим, что он назван то Иваном Дмитриевичем [С. 43], то Иваном Владимировичем! Да и не был И.М. Долгоруков первым губернатором [С. 55].

Непростительно жителю Владимира называть собор Дмитровским (эта же ошибка была и в двух ранее рассмотренных путеводителях, написанных москвичами), ошибаться в дате его строительства [С. 114] или не знать, что княжеский собор в Боголюбове освящён не в честь Покрова, а в честь Рождества Богородицы [С. 74].

Вот таким получился краткий обзор новых путеводителей, не столько увеличивших объём краеведческих сведений, сколько увеличивших число ошибок. Город с тысячелетней историей и область достойны лучшего путеводителя.

Книги пополнили список тех, с которыми работать нужно осторожно, а для школьников, не привычных к исследовательской работе, это настоящая беда. В скольких рефератах повторят они эти ошибки и опечатки, сколько ответов на конкурсы будет забраковано из-за того, что пользовались этими книгами? А если члены жюри возьмут эти книги за основу? Громкие названия и тираж способствуют именно этому!

И напрашивается вопрос: что же можно сделать для уменьшения потока ошибок в краеведческой литературе и, в конечном счёте, для защиты читателя от этого потока и для сохранения высокого уровня владимирского краеведения?

Поскольку большинство ошибок «вылавливается» при сравнении с «Владимирской энциклопедией», то напрашивается вывод о её переиздании (также же с учетом нескольких ошибок, увы! – и в ней выявленных). Или разместить «Владимирскую энциклопедиею» на краеведческих сайтах?

Также на этих сайтах можно создать пополняемые разделы о новых изданиях и ошибках в них, а также создать виртуальную «Энциклопедию кочующих ошибок, нелепостей и заблуждений во владимирском краеведении». В одном из разделов этой «книги» («Не верь глазам своим!») нужно собирать замечания по книгам, вышедшим ранее. Накопление таких сведений в одном месте позволит разыскать истоки многих ошибок, выявить частоту их повторения. А поскольку сайт должен быть организован по территориальному принципу, от него один шаг до виртуального второго тома «Владимирской энциклопедии» по истории населенных мест области.

Такой мобильный объединяющий, координирующий центр, созданный общими усилиями, должен быть очень авторитетным, собирающим явные бесспорные ошибки и отражающим разные точки зрения на спорные вопросы. Поэтому желательно, чтобы сведения собирались без оскорбительных нападок, поскольку большинство авторов воспринимают замечания нелегко, и без анонимных замечаний. Составлять «Энциклопедию краеведческих заблуждений» нужно, уважая друг друга. Конечно, объём работы огромный. Народная мудрость, неоднократно изреченная Козьмой Прутковым, гласит: «Нельзя объять необъятное». Но тогда не было Интернета. Попробуем общими усилиями? Конечно, это не всем доступно, но надеюсь на поддержку и всемерное сотрудничество с молодёжью...

 

28.11.2013, 4061 просмотр. « назад